Что Вы больше предпочитаете: электронную или печатную версию журнала "Трансфузиология"?

Электронную
Печатную

Система Orphus журнала Трансфузиология

Проблемы бактериальной безопасности гемотрансфузий

 В.Н. Чеботкевич, Е.И. Кайтанджан, Е.Е. Киселева, В.В. Бурылев, А.В. Чечеткин

ФГБУ «Российский НИИ гематологии и трансфузиологии ФМБА России», г. Санкт-Петербург

 

Трансфузиология №3, 2015

 

Резюме

Обзор литературных и собственных данных по проблеме обеспечения бактериальной безопасности гемотрансфузий. Разобраны различные методы индикации бактерий в крови и гемокомпонентах. В настоящее время для этой цели почти исключительно используются культуральные методы с применением автоматических культиваторов. Разрабатываются и другие подходы на основе NAT-технологий, проточной цитометрии и т. д. Указано, что для обеспечения бактериальной безопасности гемотрансфузий необходимо использовать комплекс методов, включающий индикацию бактерий в крови, и мероприятия по обеспечению бактериальной безопасности на всех этапах заготовки гемокомпонентов до момента их переливания.

Ключевые слова: безопасность трансфузий, бактериальная контаминация крови.

Введение

Внедрение методов NAT-тестирования и серологических диагностикумов 3-го и 4-го поколений привели к радикальному снижению риска вирусных гемотрансмиссивных инфекций в развитых странах Европы и США. Так, по данным немецкого Красного креста, основанным на анализе более 30 млн донаций, остаточный риск передачи вирусного гепатита C составляет 1:10,88 млн, ВИЧ – 1:4,30 млн и вируса гепатита В 1:360 000 [1]. Авторы отмечают, что с учетом реального числа наблюдавшихся гемотрансмиссивных вирусных инфекций этот риск может быть еще ниже.

В связи со значительным снижением риска переноса с кровью возбудителей вирусных инфекций бактериальная контаминация становится наиболее важным вопросом клинической трансфузиологии. Опасность развития тяжелых бактериальных осложнений при переливании контаминированной донорской крови известна уже давно. Однако особую остроту проблема бак-териальной безопасности гемотрансфузий приобрела в середине 80-х годов прошлого века в связи с началом широкого применения тромбоцитного концентрата (ТК). Дальнейшее развитие отечественного здравоохранения связано с внедрением высоких медицинских технологий, обуславливает рост потребности в переливаниях ТК. Трансфузии тромбоцитов позволяют значительно снизить летальность, обусловленную тромбоцитопеническим геморрагическим синдромом у больных гемобластозами, апластической анемией, злокачественными новообразованиями, а также у больных с анемией и тромбоцитопенией, которые развиваются на фоне массивной кровопотери при политравме. Потребность в донорских тромбоцитах ежегодно возрастает. В 2012 году Службой крови России заготовлено 613 тыс. доз ТК [2].
Этот гемокомпонент независимо от способа приготовления хранится при температуре 20–22 °С. Эта же температура оптимальна для жизнедеятельности бактерий. Частота заражения реципиентов через ТК оценивается как 1:3000 [3], а у онкогематологических больных в связи с большей частотой переливаний тромбоцитоконцентрата даже 1:150 [4]. Бактериальная контаминация ТК представляет значительную опасность для здоровья и жизни реципиентов. Так, в Германии за период с 1996-го по 2009 год выявлено 5 смертельных случаев, связанных с переливанием контаминированных ТК [5, 6].Четыре из этих пяти случаев были связаны с переливанием ТК на пятые сутки его хранения. На основании этих данных в Германии срок хранения ТК был сокращен с пяти до четырех дней [7].

Так как существующие методы контроля не всегда позволяют полностью исключить наличие бактерий в крови, широко используются методы их инактивации. Однако разработка этих методов связана с большими трудностями. В настоящее время коммерчески доступными являются системы инактивации для плазмы и тромбоцитных компонентов. Для эритроцитных компонентов подобных систем пока нет [8]. Следует также помнить, что при инактивации предотвращается не столько воздействие инактивированных бактерий и их токсинов на организм реципиента, сколько возможность размножения бактерий при хранении до переливания [9].

Наряду с инструментальными методами при контроле бактериального загрязнения применяются и простые ручные способы. Простым методом визуального анализа ТК является выявление феномена «метели». Метод основан на изменении морфологии тромбоцитов. Свежие тромбоциты имеют форму диска. В течение времени хранения они могут изменять свою форму на сферическую. Визуальный эффект «метели» возникает в результате отражения света от поверхности дисковидных тромбоцитов при движении. Такого эффекта не наблюдается у тромбоцитов, имеющих сферическую форму. Считается, что снижение эффекта «метели» связано с уменьшением значения рН, что происходит в результате жизнедеятельности микробов. Однако такой эффект наблюдается только при высокой концентрации микробов (10(7)–10(8) микробных тел на мл). С другой стороны, очевидным преимуществом данного метода является его простота и отсутствие необходимости вскрытия контейнера при его проведении. Поэтому он может выполняться как часть процедуры контроля качества или как обычная составляющая вы- пуска и переливания данного гемокомпонента [8]. Разрабатываются и другие методы контроля бактериальной контаминации на основе ПЦР, проточной цитометрии и ряде других подходов.

Целью работы является сравнительная оценка существующих и разрабатываемых методов выявления бактериальной контаминации крови и ее компонентов и их места в обеспечении бактериальной безопасности гемотрансфузий.

Материалы и методы

Анализ собственных и литературных данных по проблеме. В экспериментальной части работы исследовали 76 образцов ТК, полученных путем аппаратного тромбоцитофереза от доноров в Российском НИИ гематологии и трансфузиологии ФМБА России. Для искусственного заражения ТК использовали эталонные штаммы бактерий Escherichia coli АТСС 25922 (К-12) и Staphylococcus aureus АТСС 6538-Р (209Р). Суточную культуру микроорганизмов ресуспендировали в 10 мл физиологического раствора (0,9% NaCl) и получали исходную суспензию микроорганизмов концентрацией 109 колониеобразующих единиц (КОЕ) на мл (концентрацию бактерий определяли по оптическому стандарту мутности). Затем делали серийные разведения бактериальной взвеси с известной концентрацией (от 101 до 104 КОЕ/мл), полученные методом титрования. Для культивирования бактерий использовали флаконы BacT/ALERT SA для аэробных микроорганизмов. Во флаконы в асептических условиях вводили по 5 мл образца искусственно контаминированной тромбоцитной взвеси. Затем флаконы помещали в ячейки прибора и инкубировали при температуре 37 °С. Инкубацию проводили либо до получения положительного результата, либо до истечения срока хранения образца тромбоцитов (до 7 суток). Процедуры загрузки и выгрузки флаконов из аппарата BacT/ALERT проводились в соответствии с руководством по эксплуатации прибора. Для постановки ПЦР ДНК микроорганизмов получали из суспензий с чистой культурой бактерий, из контаминированной тромбоцитной взвеси, а также из флаконов BacT/ALERT, давших положительный сигнал. Выделение проводили с помощью наборов «ДНК-сорб-АМ» (на сорбирующих частицах), «InstaGenMatrix» (на матрице, сорбирующей ингибиторы) и «РеалБест ДНК-экстракция 3» (на магнитных частицах) в соответствии с инструкциями производителей.

Результаты

Методические подходы к контролю бактериальной контаминации крови существенно отличаются от контроля вирусных гемотрансмиссивных инфекций. Это связано с возможностью размножения микробов. Поэтому для бактериологического исследования образцы ТК берут не ранее чем через 24 часа после донации. За это время количество бактерий в контаминированных ТК значительно увеличивается, что повышает вероятность их выявления.

Для детекции бактерий в ТК разработаны автоматические методы культивирования, такие как система BacT/Alert (BioMerieux) и Bactec (BectonDickinson). Они нашли широкое применение в мире, в том числе и в России [10, 11]. 

Системы основаны на регистрации углекислого газа, выделяемого бактериями в процессе жизнедеятельности. Регистрация уровня углекислого газа контролируется автоматически каждые 10 минут по изменению цвета датчиков, находящихся на дне флаконов с посевами. Для культивирования используют два вида флаконов: один – для аэробных бактерий, другой – для анаэробных, в которые засевают от 5 до 10 мл исследуемого материала. Затем флаконы загружают в инкубатор. Культивирование продолжается до 7 суток. Метод очень чувствителен и способен выявлять наличие 1–10 бактерий на 1 мл [12, 13]. Бактериальный рост обнаруживается, как правило, менее чем за 48 часов, хотя медленно растущим бактериям может потребоваться больше времени, в результате чего ТК может быть перелит до обнаружения контаминации [14].

Несмотря на указанные ограничения, на сегодняшний день автоматические системы культивирования применяются более чем в 35 странах, и многие эксперты считают данный метод «золотым стандартом». Так, бактериологический контроль аферезных тромбоцитов был введен в США в 2004 году. Его внедрение привело к снижению септических реакций с 1:40 000 до 1:75 000 и более чем в 2 раза уменьшило частоту летальных исходов (с 1:240 000 до 1:500 000) [15]. Европейский комитет по переливанию крови рекоменду- ет применение систем автоматического культивирования при использовании контроля ТК на основании результата «отрицательные на сегодняшний день» [8]. В соответствии с этим методом образцы ТК берут для бактериологического анализа через 24 часа после донации и культивируют до 7 дней. Гемокомпоненты с отрицательными результатами анализа используют незамедлительно. При выявлении бактериального роста гемокомпонент немедленно отзывается. Если ТК был уже перелит, лечащего врача информируют о возможности развития инфекционных осложнений у реципиента, и врач проводит необходимые лечебные и профилактические мероприятия. Несмотря на технические сложности, метод «отрицательные на сегодняшний день» используется в ряде банков крови Европы. Так, S. Pearce и соавт. [16] описали применение скрининга бактериальной контаминации ТК в Службекрови Уэльса (Англия). Там мониторинг посевов ТК в аппарате BacT/ALERT проводится в автоматическом режиме, и при появлении положительного сигнала сообщение незамедлительно передается дежурному сотруднику.

Наряду с культуральными методами, используемыми для скрининга крови, разрабатываются также ускоренные методы для контроля бактериальной контаминации гемокомпонентов.

Перспективным представляется метод обнаружения и идентификации бактерий с использованием ПЦР в реальном времени [17]. Для индикации бактерий в крови используют выявление участка генома, общего для всех бактерий (чаще всего 16S РНК). Это позволяет проводить универсальную ПЦР на обнаружение в материале любых бактерий. Основной проблемой метода является исключение ложноположительных результатов, а точнее присутствие фоновых сигналов, связанных с наличием в реагентах бактериальной ДНК. Это объясняется тем, что фермент Taq-полимеразу для постановки ПЦР получают из бактерий (Termus aquaticus, Escherichia coli). Поэтому она контаминирована фрагментами бактериального генома. Для инактивации и удаления фоновой ДНК предложена обработка фермента 8-метоксипсораленом, ДНКазой, облучение ультрафиолетом и ряд других методов [18]. Однако применение такой обработки может привести к снижению аналитической чувствительности метода. 

Несмотря на указанные технические трудности, ПЦР в реальном времени является перспективным методом контроля бактериальной контаминации гемокомпонентов. Методы экстракции бактериальных нуклеиновых кислот могут быть полностью автоматизированы [19, 20] и использованы для конт- роля большого количества образцов не только ТК, но и эритроцитной массы и цельной крови. Аналитическая чувствительность NAT-технологий достигает 10–50 микробных тел на 1 мл и сравнима с чувствительностью микробиологических методов контроля [21].

Не следует, однако, забывать, что ПЦР выявляет в образце наличие ДНК не только живых, но и нежизнеспособных микроорганизмов. Это является достаточно серьезным ограничением метода, т. к. в процессе приготовления ТК происходит активный процесс самостерилизации крови за счет фагоцитоза и активации системы комплемента [18]. В этой связи очень перспективным представляется подход, основанный на выявлении с помощью ПЦР микробной ДНК-полимеразы [22]. Это позволяет выявлять только жизнеспособные бактерии, причем с очень высокой чувствительностью (менее 10 КОЕ/мл). В дальнейшем авторы показали возможность использования метода для контроля бактериальной контаминации тромбоцитной взвеси [23]. Метод может быть выполнен за 120 мин, из которых 90 составляет время инкубации в термоциклере.

Другим подходом выявления бактериальной контаминации ТК является метод проточной цитометрии. Данный метод широко используется в клинической трансфузиологии, например для подсчета остаточных лейкоцитов в плазме. Определение бактерий занимает всего 15 мин. Вначале тромбоциты лизируют с помощью детергентов, окрашивают интактные бактерии флюорохромом, например тиазолом оранжевым, взаимодействующим с ДНК, и сканируют в проточном цитофлюориметре. Чувствительность метода составляет 103–105 КОЕ/мл [24]. Y. Motoyama и соавт. [25] предложили новую систему детекции бактерий, основанную на использовании флуоресцентного индикатора эстеразной активности – карбоксифлуоресцеиндиацетата. Данный флуорохром в отличие от тиазола оранжевого окрашивает только физиологически активные бактерии, способные к размножению в гемокомпонентах, что особенно важно для контроля контаминации. Кроме того, он может найти применение для оценки эффективности методов инактивации. Чувствительность метода примерно 20 КОЕ/мл. Он полностью автоматизирован, и результат может быть получен примерно через 45 мин. 

Описан также метод детекции бактерий с помощью иммуноферментного анализа. Метод основан на применении высокоаффинного протеина, связывающего компоненты бактериальной стенки. Производительность системы 180 образцов в час, чувствительность 20 КОЕ/мл [26]. 

В отдельную группу выделяют методы, рекомендуемые для проверки бактериальной контаминации гемокомпонентов непосредственно перед их переливанием реципиенту (bedside tests). Так, в США разработана технология VeraxPGD, основанная на выявлении клеточных антигенов грамположительных и грамотрицательных бактерий. Чувствительность метода составляет 103 КОЕ/мл и позволяет получить результат в течение 30 минут. В 2007 году данный метод был признан FDA в дополнение к методу автоматического культивирования BactAlert. А позднее, в 2012 году, FDA разрешило использовать данную методику как самостоятельную. 

Аналогичный метод был разработан фирмой Иммунетик (США). Технология основана на применении антител к пептидогликанам, входящим в клеточную стенку бактерий. Заявленная чувствительность метода составляет 103 КОЕ/мл. Данный метод также признан FDA. К этой же группе можно отнести метод D. Zweitzig и соавт. [23], описанный выше.

Обсуждение

Риск гемотрансмиссивных бактериальных инфекций стал очевиден сразу после начала использования переливания крови как лечебного метода. Сообщения об этом регулярно появлялись в литературе с середины прошлого века [27, 28]. С началом применения закрытых пластиковых контейнеров взамен стеклянных частота гемотрансмиссивных бактериальных инфекций значительно уменьшилась, но дальнейшего снижения контаминации достигнуть не удалось, и она остается на стабильном уровне 1:1500–1:2000.
Поэтому проблема бактериальных инфекций остается актуальной для клинической трансфузиологии. Широкие общенациональные исследования гемобезопасности (гемовиджиленс), проводившиеся с середины 90-х годов прошлого столетия во Франции, Англии и США, показали, что бактериальная контаминация крови и бактериальные гемотрансмиссивные инфекции являются наиболее частой причиной серьезных осложнений и гибели больных при гемотрансфузиях [29, 30]. Установлено, что бактериальная контаминация гемокомпонентов наблюдается с частотой от 0,3 до 3,9%, в то время как тяжелые бактериальные инфекции, связанные с гемотрансфузиями, наблюдались с частотой от 10 до 60 случаев на 1 млн переливаний ТК [31, 32, 33]. В России подобные исследования не проводились, и данных о частоте и тяжести бактериальных осложнений при гемотрансфузиях нет.

В настоящее время из рассмотренных выше методов бактериологического контроля ТК используется почти исключительно культуральный метод. В ряде стран (США, Канада, Нидерланды, Ирландия, Дания и др.) микробиологический метод с помощью автоматических культиваторов принят как обязательный метод контроля крови и гемокомпонентов. Он с успехом применяется также для диагностики инфекций кровяного русла в комплексе с ускоренными молекулярно-биологическими методами родовой и видовой идентификации выделенных культур [34, 35]. Однако существенным недостатком культуральных методов контроля ТК является их низкая клиническая значимость из-за большой частоты ложноотрицательных и ложноположительных результатов. Так, М. Koopman и соавт. [36] на основании ретроспективного анализа клинических данных 158 проб с подтвержденныположительным результатом посева перелитых ТК только в двух случаях наблюдали тяжелые бактериальные осложнения. Причем в посевах крови этих пациентов была выявлена Propionibacterium, которая, по мнению авторов, вряд ли играла этиологическую роль в возникновении инфекционного осложнения. В то же время описаны случаи летального исхода при переливании ТК с отрицательным результатом бактериологического скрининга (два случая были связаны с контаминацией ТК Bacillus cereus в Нидерландах, один – с Klebsiella pneumonia в Германии и 3 случая – со Staphylococcus spp. в США). Во всех эпизодах контаминация переливаемых тромбоцитов была установлена при повторном анализе ТК, оставшегося после переливания [37]. Учитывая указанные выше ограничения микробиологического метода контроля, национальные службы крови ряда стран, в том числе Франции, Великобритании и Германии, сконцентрировали свои усилия на разработке мер по предотвращению бактериальных гемотрансмиссивных инфекций путем проведения профилактических мероприятий, направленных на недопущение бактериальной контаминации в процессе заготовки гемокомпонентов. Так, во Франции в общенациональном масштабе было проведено исследование частоты гемотрансмиссивных бактериальных инфекций (ГТБИ), разработаны строгие критерии их определения. К эпизодам ГТБИ относили только те случаи, когда из крови реципиента и гемокомпонента был выделен один и тот же вид микроорганизма (или при наличии симптомов системной инфекции и выявлении бактерий в перелитом гемокомпоненте). Проводилось также генотипирование выделенных штаммов для доказательства их идентичности. В соответствии с этими критериями расчетная частота случаев ГТБИ за период с 1994-го по 2007 год составила 33 на 1 млн трансфузий ТК и 22 на 10 млн трансфузий эритроцитной массы (ЭМ). В период с 1993-го по 2005 год во Франции проведена серия мероприятий по снижению частоты ГТБИ. В 2000 г. был внедрен метод заготовки крови в системе с дополнительным контейнером для забора первых 35 мл крови, но не переливаемых реципиенту. Это позволило значительно сократить частоту контаминации крови микроорганизмами кожи донора [38]. Были пересмотрены критерии отбора доноров, повышено качество обработки кожи донора в месте венепункции, улучшено санитарно-гигиеническое состояние места забора крови и проведен ряд других мероприятий [39]. В результате этого частота бактериальной контаминации эритроцитов снизилась в 2007 году по сравнению с 1997-м в 2,4 раза и составила 15 на 10 млн, ТК – в 1,9 раза (23 на 1 млн). Число летальных случаев при переливании ЭМ уменьшилось в 4,5 раза и составило 0,96 на 10 млн. Однако частота летальности при переливании ТК уменьшилась незначительно (в 1,6 раза) и составила 4 случая на 1 млн. Это указывает на необходимость дальнейших исследований по обеспечению инфекционной безопасности трансфузии тромбоцитов. 

Для повышения инфекционной безопасности с успехом применяется метод карантинизации. Карантинизация является доступным методом получения безопасных гемокомпонентов, но в настоящее время метод реализован только в отношении свежезамороженной плазмы. С 2010 года карантинизация свежезамороженной плазмы проводится в обязательном порядке во всех учреждениях Службы крови России [40]. Показано, что этот подход может быть использован и для ТК и ЭМ [41]. Имеется опыт успешного применения заготовленных криоконсервированных эритроцитов и тромбоцитов в клинической практике [42]. Применение техники криоконсервирования гемокомпонентов позволит проводить бактериологический контроль после их закладки на карантинизацию, использовать оптимальные сроки инкубации и температурные режимы для выявления труднокультивируемых бактерий и применять другие методы контроля.

Заключение

Бактериальная безопасность гемотрансфузионной терапии на современном этапе обеспечивается использованием комплекса методов. Они включают различные способы выявления бактерий в гемокомпонентах. В настоящее время для этого используются почти исключительно культуральные методы с применением автоматических культиваторов. Разрабатываются и другие подходы на основе NAT-технологий, проточной цитометрии и т.д. Неотъемлемой частью технологий по контролю бактериальной контаминации крови являются: отбор (селекция) доноров, совершенствование методов забора донорской крови и обработки локтевого сгиба, карантинизация, технологии редукции патогенов и ряд других мероприятий. Использование каждого метода дает существенный эффект по снижению инфекционных рисков. Насущной задачей клинической трансфузиологии является определение оптимального сочетания этих методов для обеспечения бактериальной безопасности гемотрансфузий.

Литература

1. Hourfar M., Jork C., Schottstedt V. et al. Experience of German Red Cross blood donor services with nucleic acid testing: results of screening more than 30 million blood donations for human immunodeficiency virus-1, hepatitis C virus, and hepatitis B virus // Transfusion. – 2008. – Vol. 48, № 8.– P. 1558–1566.

2. Чечеткин А.В., Данильченко В.В., Григорян М.Ш. Оценка эффективности деятельности учреждений службы крови по заготовке тромбоцитного концентрата // Трансфузиология. – 2014. – Т. 15, № 2. – С. 8–15.

3. Liumbruno G., Catalano L., Piccinini V. et al. Reduction of the risk of bacterial contamination of blood components through diversion of the first part of the donation of blood and blood components // Blood Transfus. – 2009. – Vol. 7. – P. 86–93.

4 Corash L. Bacterial contamination of platelet components: potential solution to prevent transfusion- related sepsis // Expert Rev. Hematol. – 2011. – Vol. 4, № 5. – Р. 509–525.

5. Montag T., Nicol S., Schurig U. et al. Microbial safety of cell based medicinal products – what can we learn from cellular blood components?// Clin. Chem. Lab. Med. – 2008. – Vol. 46, № 3. – P. 963–965.

6. Montag T. Strategies of bacteria screening in cellular blood components // Clin. Chem. Lab. Med. – 2008. – Vol. 46, № 3. – P. 926–932.

7. Schmidt M., Sireis W., Seifried E. Implementation of bacterial detection methods into blood donor screening – overview of different technologies // Transfus. Med. Hemother. – 2011. – Vol. 38, № 4. – P. 259–265.

8. Руководство по приготовлению, использованию и обеспечению качества компонентов крови, Европейский комитет (частичное соглашение) по переливанию крови (CD-P-TS), 17-е издание. – 2013. – C. 135, 137, 330.

9. Goodrich R., Custer B., Keil S., Busch M. Defining «adequate» pathogen reduction performance for transfused blood components // Transfusion. – 2010. – Vol. 50, № 8. – P. 1827–1837.

10. Куклина Т.Г., Волков А.В., Григорьева Л.Г. Опыт использования автоматизированной системы «BDBACTECFX» для бактериологического контроля гемотрансфузионных сред в службе крови // Вестн. гематологии. – 2014. – Т. Х, № 4. – C. 33–34.

11. Степанова С.Л. Опыт практического использования бактериологического анализа- тора для контроля стерильности компонентов крови // Вестн. гематологии. – 2014. – Т. Х, № 4. – C. 53–54.

12. Brecher M., Hay S., Rose A., Rothenberg S. Evaluation of BacT/ALERT plastic culture bottles for use in testing pooled whole blood-derived leukoreduced platelet-rich plasma platelets with a single contaminated unit // Transfusion. – 2005. – Vol. 5, № 9. – P. 1512–1517.

13. Chebotkevich V., Schchetinkina C., Stizhak N. Sécurité transfusionnelle en Russie // Transfusion Clinique et Biologique. – 2013. – Vol. 20. – Issue 3. – P. 305.

14. Munksgaard L., Albjerg l., Lillevang S. Et al Detection of bacterial contamination of platelet components: six years experience with the BacT/Alert system // Transfusion – 2004. – Vol. 44, № 8. – P. 1166–1173.

15. Eder A., Kennedy J., Dy B. et al. Bacterial screening of aphaeresis platelets and the residual risk of septic transfusion reactions: the American Red Cross experience (2004–2006) // Transfusion. – 2007. – Vol. 47, № 7. – P. 1134–1142.

16. Pearce S., Rowe G., Field S. Screening of platelets for bacterial contamination at the Welsh Blood Service // Transfusion Medicine. – 2011. – Vol. 21, № 1. – P. 25–32.

17. Федоров Н.А., Елов А.А., Суханов Ю.С. и др. Генамплификационное (NAT) тестирование крови и других материалов на патогены и мутации. – М.: Полиграфсервис, 2003. – 210 c.

18. Schmidt М. Comparison of different methods of bacterial detection in blood components // ISBT Science Series, Special Issue: XIXth Regional Congress of the ISBT, Eastern Mediterranean & Europe. – 2014. – Vol. 4, № 1. – P. 80–86.

19. Hourfar M., Schmidt M., Seifried E., Roth W. Evaluation of an automated high-volume extraction method for viral nucleic acids in comparison to a manual procedure with preceding enrichment // Vox Sang. – 2005. – Vol. 89, № 2. – P. 71–76.

20. Stormer M., Kleesiek K., Dreier J. High-volume extraction of nucleic acids by magnetic bead technology for ultrasensitive detection of bacteria in blood components // Clin. Chem. – 2007. – Vol. 53, № 1. – Р. 104–110.

21. Щетинкина Е.Е., Бурылев В.В., Стижак Н.П. Бактериальная контаминация тромбоцитной взвеси и методы ее выявления // Трансфузиология. – 2012. – Т. 13, № 3. – С. 112–113.

22. Zweitzig D., Sodowich B., Riccardello N. et al. Feasibility of a novel approach for rapid detection of simulated bloodstream infections via enzymatic template generation and amplification (ETGA)-mediated measurement of microbial DNA polymerase activity// J. Mol. Diagn. – 2013. – Vol. 15, № 3. – P. 319–330.

23. Zweitzig D., Riccardello N., Pester J. et al. A novel approach for rapid detection of bacterially contaminated platelet concentrates via sensitive measurement of microbial DNA polymerase activity // Transfusion. – 2014. – Vol. 54, № 6. – Р. 1642–1651.

24. Mohr H., Lambrecht B., Bayer A. et al. Basics of flow cytometry-based sterility testing of platelet concentrates // Transfusion. – 2006. – Vol. 46, № 1. – P. 41–49.

25. Motoyama Y., Yamaguchi N., Matsumoto M. et al. Rapid and sensitive detection of viable bacteria in contaminated platelet concentrates using a newly developed bioimaging system// Transfusion. – 2008. – Vol. 48, № 11. – P. 2364–2369.

26. Fleming P. Abstract Presentations from the AABB Annual Meeting and TXPO Reissued December 2008. Scientific section // Transfusion. – 2008. – Vol. 48 (suppl 1). – P. 1A–241A. 

27. Pittman M. A study of bacteria implicated in transfusion reactions and of bacteria isolated from blood products // J. Lab. Clin. Med. – 1953. – Vol. 2, № 2. – Р. 273–288.

28. McEntegart M. Dangerous contaminants in stored blood // Lancet. – 1956. – Vol. 271, № 6949. – P. 909–911.

29. Perez P., Ngombet R., Debeir J. et al. Transfusion incidents related to bacterial contamination: review of the literature and hemovigilance data. For the working group Bacterial incidents of French Blood Agency, scientific advice of Bacthem and the French hemovigilance network // Transfus. Clin. Biol. – 1998. – Vol. 5. – № 3. – P. 203–210.

30. Serious Hazards of Transfusion: 2002, SHOT Report for 2000–2001 (Cumulative Data 01/10/1995–30/09/2002) [Электронный ресурс]: http://www.shot.demon.co.uk/toc.htm (дата обращения 24.07.2015).

31. Kuehnert M., Roth V., Haley N. et al. Transfusion-transmitted bacterial infection in the UnitedStates, 1998 through 2000 // Transfusion. – 2001. – Vol. 41, № 12. – Р. 1493–1499.

32. Perez P., Salmi L., Follea G. et al. Determinants of transfusion-associated bacterial contamination: results of the French BACTHEM case-control study // Transfusion. – 2001. – Vol. 41, № 7. – P. 862–87133. Andreu G., Morel P., Forestier F. et al. Hemovigilance network in France: organization and analysis of immediate transfusion incident reports from 1994 to 1998 // Transfusion. – 2002. – Vol. 42, № 10. – P. 1356–13646.

34. Чеботкевич В.Н., Кайтанджан Е.И., Бурылев В.В., Щетинкина Е.Е. Современные методы лабораторной диагностики сепсиса // Клиническая микробиология и антимикробная терапия. – 2013. – Т. 15, № 4. – С. 295–300.

35. Матвеева С.В., Савочкина Ю.А., Гаврилов С.Н. и др. Апробация методики на основе ПЦР в реальном времени для расшифровки этиологии септических состояний // Вестн. ге- матологии. – 2014. – Т. Х. – № 4. – С. 39–40.

36. Koopman M., van’t Ende E, Lieshout-Krikke R. et al. Bacterial screening of platelet concentrates: Results of 2 years active surveillance of transfused positive cultured units released as negative to date // Vox Sang. – 2009. – Vol. 97, № 4. – P. 355–357.

37. Schmidt M., Sireis W., Seifried E. Implementation of Bacterial Detection Methods into Blood Donor Screening – Overview of Different Technologies // Transfus. Med. Hemother. – 2011. – Vol. 38, № 4. – P. 259–265.

38. Bruneau C., Perez P., Chassaigne M. et al. Efficacy of a new collection procedure for preventing bacterial contamination of whole blood donations // Transfusion. – 2001. – Vol. 41, № 1. – P. 74–81.

39. Andreu G., Caldani C., Morel P. Reduction of septic transfusion reactions related to bacteria contamination without implementing bacteria detection // ISBT Science Series. – 2008. – № 3. – Р. 124–132.

40. Технический регламент о требованиях безопасности крови, ее продуктов, кровезаменяющих растворов и технических средств, используемых в трансфузионно-инфузионной терапии: утвержден постановлением Правительства РФ от 30.01.2010 г. № 29. – М., 2010. – 33 с.

41. Высочин И.В., Кобзева Е.Н. Криоконсервирование тромбоцитов. Технологические подходы замораживания и методы контроля качества (обзор литературы) // Трансфузиология. – 2012. – № 4. – С. 31–41.

42. Высочин И.В., Кобзева Е.Н., Макаров М.С. и др. Заготовка и клиническое применение криоконсервированных эритроцитов и тромбоцитов // Альманах клинической медицины. – 2014. – № 30. – С. 70–75.

 

Научно-практический журнал «Трансфузиология» © 2012-
Категория 16+
Использование материалов «Трансфузиология» разрешено только при наличии активной ссылки на источник.
Все права защищены.