Входит в перечень ведущих рецензируемых научных изданий ВАК. Импакт-фактор РИНЦ - 0,662

Комплексная оценка некоторых функциональных показателей доноров, награжденных нагрудным знаком «Почетный донор России»

О.И. Матрохина, Г.А. Зайцева, Г.К. Платонова, Е.П. Ивашкина, И.Н. Данилова

ФГБУН «Кировский научно-исследовательский институт гематологии и переливания крови Федерального медико-биологического агентства», г. Киров

 

Трансфузиология №3, 2015

 

Резюме

Работа посвящена изучению влияния многократных донаций на организм доноров, награжденных нагрудным знаком «Почетный донор России». Были изучены показатели обмена железа, тромбоцитарно-сосудистого и коагуляционного гемостаза. Проведен сравнительный анализ полученных данных в зависимости от вида донаций: крови, плазмы, тромбоцитов, смешанные. Наибольшее число отклонений в анализах по обмену железа выявили у лиц группы смешанных донаций. Установили также, что у доноров всех видов донаций имеются разнонаправленные изменения агрегации кровяных пластинок. В большей степени регистрируется снижение агрегационной активности тромбоцитов. При исследовании гемостазиологического статуса отклонения чаще наблюдали в показателях фибринолитической активности, растворимых фибрин-мономерных комплексов и антитромбина III. Сделаны следующие выводы: существует необходимость мониторинга запасов железа у доноров с многолетним стажем для сохранения их донорского потенциала, также важно проводить дополнительные исследования гемостаза у данной категории доноров с целью выявления приобретенной гиперкоагуляции или наследственной тромбофилии.
Ключевые слова: донор, обмен железа, сывороточный ферритин, функциональная активность тромбоцитов, показатели гемостаза.

Введение

Гемокомпонентная терапия широко применяется в медицинской практике, обеспечивая высокие результаты лечения различных заболеваний и травм, сокращая статистику летальности и инвалидизации, снижая уровень смертности населения и увеличивая продолжительность жизни. Остается стабильно высокой повседневная потребность в компонентах крови для лечения плановых и неотложных больных, пострадавших в дорожно-транспортных происшествиях. Вопросы донорства крови и ее компонентов, которые во всех странах приковывают к себе постоянное внимание, до сих пор остаются центральной проблемой производственной и клинической трансфузиологии [1].

Служба крови крайне заинтересована в создании базы постоянных доноров, регулярно посещающих донорский пункт. Важно отметить, что эти доноры имеют ряд преимуществ: они проходят регулярные лабораторные исследования, а значит, несут меньший риск передачи гемотрансмиссивных инфекций; их донации, как правило, запланированы, они адекватно реагируют на обстановку донорского пункта и саму процедуру донации [2].

Особое место среди активных доноров занимают лица, награжденные государственным знаком «Почетный донор России». По литературным данным, около 80% опрошенных доноров практикуют донации крови и (или) ее компонентов не реже 4–5 раз в год [3]. Для работников службы крови весьма актуальным является поддержание и увеличение именно такого контингента доноров.

На наш взгляд, положительную роль в привлечении доноров к повторным и многократным донациям может сыграть углубленный мониторинг состояния их здоровья, так как известно, что одним из мотивов участия в донорстве вообще является желание проверить себя на наличие или отсутствие каких-либо заболеваний. Можно предположить, что объективная характеристика функциональных показателей у доноров, продолжительное время
сдающих кровь и ее компоненты, послужит фактом, подтверждающим безопасность многократных донаций [4].

Материалы и методы

Комплексное обследование выполнялось на станции переливания крови Кировского НИИГиПК у 208 доноров, награжденных нагрудным знаком «Почетный донор России». Распределение доноров по видам донаций представлено на рисунке.

Диапазон возраста почетных доноров – от 23 лет до 61 года (Ме – 45), средний возраст мужчин – 41,0 ± 7,2 года, женщин – 45,3 ± 5,5. Донорский стаж до награждения для мужчин в среднем составил 14,1 ± 6,0 года, для женщин – 14,5 ± 7,0. В статье отражены показатели обмена железа, функциональной способности тромбоцитов и плазменно-коагуляционного гемостаза.

Сывороточный ферритин (СФ) определяли иммунорадиологическим методом с тест-системами фирмы «Immunotech» (Чехия). Показатели обмена железа – уровень сывороточного железа, трансферрина (СЖ, Тф), ненасыщенную железосвязывающую способность сыворотки (НЖСС) исследовали на биохимическом анализаторе «Hitachi-902» с тест-системами фирмы «Roche». Общую железосвязывающую способность сыворотки (ОЖСС), коэффициент насыщения трансферрина (КНТ) рассчитывали по общепринятым формулам.

Функциональную активность тромбоцитов исследовали турбидиметрическим методом с помощью анализатора агрегации тромбоцитов «Биола». В качестве индукторов агрегации применяли реагенты фирмы ООО «Технология – Стандарт» (г. Барнаул).

Коагуляционное звено гемостаза изучали по следующим параметрам: протромбиновый индекс (ПТИ, %) методикой по Квику; количество фибриногена (Ф, г/л) – методом по Клауссу; активность антитромбина III (АТIII, %) – по методу Абильдгаард, фибринолитическая активность (ФА, мин) – по времени Хагеман-зависимого эуглобулинового лизиса; содержание растворимых фибрин-мономерных комплексов (РФМК, мкг/мл) – в ортофенантролиновом тесте; протеин С (ПрС, %) – хромогенным методом. Исследования выполняли на коагулометрах START-4 фирмы «Diagnostika Stago» и COAGA-MATE XM фирмы «Organon Teknika», фотометре КФК-3 с использованием реагентов фирмы «Технология – Стандарт» (г. Барнаул), НПО «РЕНАМ» (г. Москва). Статистический анализ выполняли по программам Microsoft Excel, STATISTIKA, BIOSTAT.

Результаты и обсуждение

Обмен железа исследовали у 196 доноров – 72 (36,7%) мужчин и 124 (63,3%) женщин. В зависимости от вида донаций было сформировано 4 группы. В первую группу вошли 38 доноров крови: 17 мужчин и 21 женщина. Во вторую группу – 44 донора плазмы (18/26); в третью группу – 34 донора тромбоцитов (ТЦФ) (7/27); четвертую группу, самую многочисленную, составили лица со смешанным видом донаций – 80 человек (30/50).

При определении гемоглобина, одного из первостепенных показателей здоровья доноров, установили, что во всех группах обследованных его уровень был в пределах нормы, регламентированной для доноров крови и ее компонентов [5].
Диагностика железодефицитных состояний (ЖДС) обязательно предполагает исследование уровня СФ. Было обнаружено, что у мужчин значения СФ колебались от 13,3 до 355,4 пкмоль/л (в среднем 80,2 ± 7,4), а у женщин – от 5,57 до 250,0 пкмоль/л (в среднем 65,5 ± 4,5 пкмоль/л). Показатели транспортного обмена железа – СЖ, НЖСС и ОЖСС, Тф, КНТ в основном находились в пределах физиологической нормы. Поскольку нормальные значения исследованных параметров имеют существенные гендерные различия, анализ результатов проводили отдельно у мужчин и женщин.

Значимых различий между мужчинами и женщинами всех групп по содержанию СЖ и Тф не выявили (p > 0,05). Достоверных различий в показателях КНТ по видам донаций и гендерному признаку также не обнаружено (p >0,05).

Считают, что уровень СФ у взрослых ниже 20–24 пкмоль/л свидетель ствует об истощении мобилизуемых запасов железа (ИЗЖ), а от 24 до 40 пкмоль/л – о снижении его запасов (СЗЖ), то есть о дефиците железа, когда признаки анемии еще отсутствуют [6]. Снижение запасов железа отметили среди доноров обоего пола всех обследованных групп (табл. 1). У мужчин чаще в группе ТЦФ (28,5%), у женщин – в группе доноров плазмы (27,0%). Достоверных различий в показателях СЗЖ по гендерному признаку и по видам донаций не установили (p > 0,05).

Наибольший процент доноров с ИЗЖ установлен в группе смешанных донаций – у 3 мужчин (10,0%), а среди доноров-женщин – у 5 (18,5%) из группы ТЦФ и у 9 (18,0%) – из группы смешанных донаций (табл. 2). Достоверных различий по ИЗЖ по гендерному признаку не выявили (p > 0,05).

Сравнили частоту выявляемости ИЗЖ в зависимости от вида донаций. Достоверные различия имеются между группами доноров крови и смешанных донаций (p < 0,05), что связано, вероятно, с существующими интервалами между кроводачами (2 месяца) и плазмаферезами (2 недели). Выявленные сдвиги в ту или иную сторону различных показателей обмена железа более свойственны донорам-женщинам в силу физиологических особенностей их организма.

Для исследования возможных изменений в системе первичного гемостаза обследование проводили у 172 человек, награжденных знаком «Почетный донор России»: 64 (37,2%) мужчин и 108 (62,8%) женщин. Исследования проводили в 4 группах, указанных выше. В первую группу вошли 29 человек (12 мужчин/17 женщин), во вторую – 42 человека (19/23), в третью – 32 человека (6/26), в четвертую – 72 человека (27/45).

В табл. 3 и 4 представлены результаты определения агрегационной активности тромбоцитов с наиболее используемыми индукторами – АДФ и адреналином, как самыми информативными. Анализ агрегатограмм показал, что у доноров обоего пола независимо от типа донаций имелись нарушения разнонаправленного характера.

Достоверных различий в показателях функциональной активности тромбоцитов в зависимости от вида донаций не выявили (p > 0,05).

Уменьшение степени светопропускания под влиянием вышеназванных индукторов чаще отмечалось: с АДФ – в группе смешанных донаций (18,0%), с адреналином – в 3-й и 4-й группах (25,0 и 24,0% соответственно). Гиперфункция кровяных пластинок была зафиксирована у доноров всех изучаемых групп, но больше она была выявлена в группах плазмафереза (по 14,0%), что может быть связано с частотой донаций. Так как возраст обследуемого контингента доноров в основном приближается к 50 годам, у них могут быть какие-либо хронические заболевания (например, гипертоническая болезнь), то есть выявленные нами изменения в функциях тромбоцитов, особенно снижение их агрегационной активности, можно связать с приемом донорами дезагрегантов. Надо отметить, что нарушение агрегационной функции тромбоцитов чаще наблюдалось у мужчин, по сравнению с женщинами. Вероятно, это связано с вредными привычками, такими как курение, что соответствует данным литературы [7, 8].

Изучение коагуляционного звена гемостаза доноров, награжденных знаком «Почетный донор России», проводили у 208 человек, из них 79 (38,0%) мужчин и 129 (62,0%) женщин.

Частота отклонений данных вторичного гемостаза среди доноров по гендерному признаку отражена в табл. 5. Из представленных результатов видно, что статистически значимых различий между мужчинами и женщинами
не обнаружили (p > 0,05).

При оценке состояния плазменного звена гемостаза, проведенного у лиц категории «Почетный донор России», нашли, что активность факторов протромбинового комплекса, которую отражают значения ПТИ, практически не выходила за пределы нормальных величин (85–115%). В единичных случаях отмечается изменение этого показателя как в сторону повышения, таки снижения. Содержание Ф у доноров всех групп также в основном было в пределах нормы (2,0–4,0 г/л). Однако у 4,0% доноров из общего числа обследованных увеличение уровня Ф сочеталось с повышением концентраций РФМК и АТ III. Активность протеина С при всех видах донаций находилась в среднем в пределах физиологических норм (70–140%).

Наиболее часто отклонялись от нормы показатели фибринолитической активности, РФМК и АТ III. При всех видах донаций у половины доноров ФА была в пределах физиологической нормы. Тем не менее угнетение Ха- геман-зависимого фибринолиза зарегистрировали у доноров всех групп с одинаковой частотой у мужчин и у женщин (по 5,0%). В некоторых случаях в группе доноров смешанных донаций увеличение времени фибринолиза у обследованных сопровождалось повышением уровней РФМК и АТ III. Активацию ФА у почетных доноров наблюдали также при всех видах донаций: у 9 (11,3%) мужчин и у 14 (11,0%) женщин; p > 0,05. Уровень РФМК, являющихся маркерами тромбинемии, колебался в широком диапазоне: от 30 до 215 мкг/мл у мужчин и от 30 до 280 мкг/мл у женщин. У половины обследованных он был в пределах нормы (30–50 мкг/мл). Самый высокий уровень РФМК (280 мкг/мл) в совокупности с повышенной концентрацией АТ III (169%) выявлен у 1 женщины из группы плазмафереза (106 донаций). Повышение РФМК может зависеть от общего соматического здоровья доноров, наличия вредных привычек (курение), а также возникать в ответ на внутривенные вмешательства и влияние аппаратных методов афереза, которые, в свою очередь, способствуют активации факторов свертывания и образованию микротромбов.

Активность АТ III в пределах нормальных величин (75–125%) установлена у более половины обследуемых. Случаи ее повышения обнаружили при всех видах донаций: всего у 24 (30,4%) мужчин и у 31 (24,0%) женщины; p > 0,05. Максимальные значения АТ III (227%) зафиксированы у 1 мужчины из 3-й группы с числом ТЦФ 48 и у 1 женщины из этой же группы (318%) с числом ТЦФ 23. Это можно расценивать как напряженность системы антикоагулян-тов в ответ на возможное увеличение коагуляционного потенциала крови при проведении ТЦФ. Снижение концентрации АТ III обнаружили только у 2 (1,5%) женщин из 4-й группы, что опасно возникновением тромбозов.

Итак, изменения параметров коагуляционного гемостаза во всех группах обследованных колеблются по-разному и не связаны напрямую с видом донаций, а также не зависят от пола доноров. Тем не менее необходимо иметь в виду возможное развитие нарушений в антикоагуляционной и фиб- ринолитической системах у лиц с многократными донациями. Мы можем предполагать, что выявленные отклонения параметров, выходящие за пределы диапазона физиологической нормы, во многом связаны с исходной функциональной недостаточностью системы гемостаза обследуемых, поэтому необходимо более тщательно собирать анамнез состояния здоровья у донора перед каждой кроводачей, особенно у тех, кто достиг 50-летнего возраста.

Заключение

Полученные результаты свидетельствуют, что ЖДС зарегистрировали у доноров, награжденных знаком «Почетный донор России», без гендерных отличий при разных видах донаций (кроводачи, плазмаферез, ТЦФ, сме- шанные). Современные исследования по обмену железа у доноров, регулярно сдающих кровь, указывают на прямые положительные корреляции, существующие между длительностью донорского стажа, и следовательно, объемом сданной крови, и запасным фондом железа в их организме. Важным обстоятельством в количественных оценках содержания железа в организме является то, что у женщин запасов железа меньше (35–40 мг/кг против 50 мг/кг у мужчин) [9, 10]. По мнению многих авторов, определение уровня СФ у доноров до донации крови и (или) ее компонентов в случае выявления ЖДС послужило бы основанием для назначения препаратов железа, при необходимости увеличения промежутков между донациями, что способствовало бы сохранению их здоровья [11, 12].

При исследовании первичного звена гемостаза у почетных доноров отмечены разнонаправленные изменения функциональных свойств тромбоцитов, как уменьшение их агрегации, так и ее повышение. Чаще регистрировалось снижение агрегационной активности кровяных пластинок, в основном у доноров из группы смешанных донаций, реже – у доноров крови и плазмы. Гиперфункция тромбоцитов в меньшей степени выявлена у доноров во всех обследованных группах. Углубленное исследование показателей сосудисто-тромбоцитарного гемостаза у доноров, многократно сдающих кровь и ее компоненты, особенно тромбоциты, позволит объективно оценить состояние их здоровья и предотвратить возможность возникновения у них тромбо-геморрагических осложнений.

Отклонения в показателях коагуляционного звена гемостаза выражались чаще всего активацией фибринолиза у доноров при всех видах донаций. Повышение уровня РФМК наблюдалось у 36,0% доноров обоего пола независимо от вида донаций. Увеличение содержания АТ III у обследованных, возможно, обусловлено компенсаторной реакцией в ответ на повышение уровня РФМК. Выявленные изменения показателей коагуляционного гемостаза у доноров почетной когорты не связаны напрямую с видом донаций, а также не зависят от пола, что указывает на отсутствие значительного влияния многократных донаций на систему коагуляции. Полученные данные подтверждаются ранее проведенными исследованиями [13, 14].

Следует сказать, что при формировании установки людей на донорство крови и ее компонентов необходима ориентация на здоровый образ жизни. Она должна начинаться в раннем возрасте, до приобретения вредных привычек. Необходимо также учитывать как общие тенденции в состоянии здоровья населения, так и принимать во внимание изменения в организме донора, связанные с донациями.

Литература

1. Гришина О.В., Замуриев А.В., Рейзман П.В. Организационные аспекты работы учреждений службы крови при ликвидации медицинских последствий чрезвычайных ситуаций // Вестник службы крови России. – 2010. – № 3. – С. 3–5.

2. Nguyen D.D., De Vita D.A., Hirschler N.V., Murphy E.L. Blood donor satisfaction and intention of future donation // Transfusion. – 2008. – Vol. 48, № 4. – Р. 742–748.

3. Клюева Е.А., Спирина Е.В., Жибурт Е.Б. Социология и мотивация доноров Ивановской области. Часть I. Общая характеристика // Вестник службы крови России. – 2010. – № 3. – С. 5–7.

4. Зайцева Г.А., Исаева Н.В., Вершинина О.А. и др. Здоровье доноров – важный фактор в обеспечении инфекционной безопасности гемокомпонентной терапии: Учеб. пособие. – Пермь: ГОУ ВПО ПГМА им. акад. Е.А. Вагнера Росздрава, 2009. – 98 с.

5. Приказ МЗ РФ № 364 от 14.09.2001 г. «Об утверждении порядка медицинского обследования донора крови и ее компонентов» (в ред. Приказов МЗ РФ № 175н от 16.04.2008 г. и № 261н от 06.06.2008 г.).

6. Куликова М.М., Тарасова Л.Н., Зайцева Г.А., Вершинина О.А. Дефицит железа у доноров // Актуальные вопросы трансфузиологии и клинической медицины (Епифановские чтения): Всерос. совещание 27–28 мая 2008 г. – Киров, 2008. – С. 41–42.

7. Мартынов М.Ю., Ясаманова А.Н., Галкина С.И. Система гемостаза и табакокурение // Тромбоз, гемостаз и реология. – 2004. – № 1. – С. 57–64.

8. Потапнев М.П., Карпенко Ф.Н., Никанчик Т.А., Переход З.В. Отношение доноров к своему здоровью и его значение для допуска к донации цельной крови в стационарных и выездных условиях // Вестник службы крови России. – 2012. – № 3. – С. 5–8.

9. Сангаджиева С.Б. Динамика показателей метаболизма железа, уровня ферритина, меди при многократных кроводачах у доноров Калмыкии // Трансфузиология. – 2007. – № 1–2. – С. 30–31.

10. Fu Q., Levin B.D. Why do young women (donors) faint? // Transfusion. – 2010. – Vol. 50, № 3. – P. 522–525. 11. Гришина О.В., Замуриев А.В. О необходимости реализации специальных программ коррекции обмена железа у доноров крови // Вестник службы крови России. – 2008. – № 1. – С. 3–5.

12. Байрамалибели И.Э., Суханов Ю.С., Рагимов А.А., Дашкова Н.Г. Необходимость определения уровня сывороточного ферритина у кадровых доноров // Трансфузиология. – 2009. – № 1–2. – С. 13.

13. Кузьмина Т.В., Садков С.А., Пучкова Э.В. и др. Оценка гемостатического потенциала доноров плазмы // Трансфузиология. – 2009. – № 1–2. – С. 45.

14. Платонова Г.К., Карпова М.В. Показатели гемостаза у доноров со сниженным уровнем гемоглобина // Трансфузиология. – 2009. – № 1–2. – С. 52–53.